Навигация




Проблема освоения минеральных ресурсов

Если пищевые ресурсы моря активно используются человеком с незапамятных времен, то массовое извлечение минерального сырья фактически началось лишь в последние десятилетия. Разумеется, стоимостный ассортимент такого сырья пока небогат: более 90% всех ресурсов, добываемых с морского дна, составляют нефть и газ, хотя в морской воде, как известно, растворена почти вся периодическая система Менделеева (в том числе около 10 млн т золота).
По мере выработки углеводородных месторождений суши значение подобных месторождений Мирового океана быстро растет. При этом воспринимавшиеся еще совсем недавно с научным скептицизмом предположения о крупных перспективах нефтегазоносности морских акваторий были подтверждены в ходе геологоразведочных работ и эксплуатации открытых месторождений. В начале 90х годов морские месторождения нефти составляли уже около трети всей мировой добычи.
Географию добычи нефти и газа вплоть до 80х годов почти полностью определяли четыре района: лагуна Маракайбо (Венесуэла), Персидский залив, Гвинейский залив и Нефтяные Камни на Каспии. Энергетический кризис 70х годов послужил импульсом для экспансии отрасли в другие нефтегазоносные акватории Мирового океана, и прежде всего в Северное море. Последнее достаточно мелководно, а его нефтегазоносный шельф, поделенный в основном между Великобританией и Норвегией (незначительные участки достались ФРГ, Дании, Нидерландам, Бельгии и Франции), охватывает практически всю его акваторию.
Сегодня нефтяными платформами «усеяны» побережья Мексиканского залива и Калифорнии (США), отдельные участки стран ЮгоВосточной Азии, Африки, Австралии, Новой Зеландии. Буровые вышки появились и у берегов многих слаборазвитых стран (Нигерия, Ангола, Конго, Заир и др.). Нет пока буровых платформ у берегов Антарктиды, однако мало кто из специалистов сомневается в том, что рано или поздно они появятся и там. Современное состояние геологической изученности ледового континента позволяет говорить о наличии здесь нескольких перспективных нефтегазоносных бассейнов. К ним относится восточное побережье Антарктического полуострова (включая шельф Фильхнера) площадью около 700 тыс. км2 и район шельфового моря Росса.
Дальнейшее освоение минеральных ресурсов Океана в большой степени будет зависеть от научнотехнического обеспечения. Уже сейчас экспериментальные эксплуатационные работы проводят на глубинах до 1000 м, хотя промышленная нефтедобыча в редких случаях ведется на глубинах более 100— 150 м. Сооружаются подводные нефтехранилища, расширяется сеть подводных трубопроводов. Создается специальная технология для работ в морских арктических условиях и в Антарктике. Началось строительство нефте и газоперерабатывающих заводов непосредственно в море (вопреки решительным протестам экологов).
Помимо нефти и газа в Океане содержатся вольфрамовые и титановые руды, касситерит (оловянная руда), монацит, циркон, хромиты, сера, фосфориты и другие полезные ископаемые, добыча которых может быть эффективна уже сегодня. И действительно, в Австралии, Бразилии, США с пляжевых россыпей уже добывают титан, цирконий, редкоземельные элементы, на шельфе Аляски — золото и платину, с морского дна у японских островов — железную руду и уголь. В некоторых странах из морской воды извлекают соли магния, брома, калия.
Говоря о проблеме освоения минеральных ресурсов Мирового океана, нельзя не вспомнить об опреснении морской воды. Перегонный куб для получения пресной воды путем дистилляции был известен с древних времен. В течение 2000 лет этот способ оставался самым простым и широко использовался на флоте. Наряду с совершенствованием дистилляционного метода сегодня широко применяются и другие методы и процессы: естественное и искусственное вымораживание (газгидратный метод); химические процессы ионообмена (реагентные методы); экстракционные методы; с применением мембран — гиперфильтрация (электродиализ); биологические методы. Научноисследовательский поиск в способах и методах опреснения морской воды закономерно привел к заметному снижению стоимости продукции. На крупных опреснительных установках (в частности, в Кувейте и ЛасПальмасе на Канарских островах) 1 т опресненной воды стоит уже менее 10 центов.
В одном контексте с проблемой опреснения морской воды можно рассматривать смелые, но пока почти фантастические проекты транспортировки айсбергов от берегов Антарктиды. Запасы материковых и шельфовых льдов этого континента составляют около 20 млн км3, при этом ежегодно ледяной материк «посылает» в океан около 2400 м3 пресной воды. С учетом арктических айсбергов пресной воды в Мировом океане одновременно находится в несколько раз больше, чем содержится ее во всех водоемах суши.
В конце XX в. вопрос о транспортировке айсбергов постепенно переходит из чисто теоретического в практическое русло. Так, существуют расчеты, что при буксировке айсберга весом 100 млн т (1200—1500 м в длину, 300—400 м в ширину) в один из портов «пояса жажды» Саудовской Аравии при допустимой потере 20% первоначального объема льда можно получить 80 млн т воды. При этом 1 м3 доставленной воды должен обойтись в 0,5 долл. Существенным аргументом в защиту такого проекта может служить многолетний опыт транспортировки айсбергов специальной спасательной службой морских нефтепромыслов у пова Лабрадор. Именно здесь наблюдался случай, когда угрожающий буровым вышкам мощный айсберг весом в несколько десятков миллионов тонн был «заарканен» тросами и отведен в сторону мощными буксирами.
Существуют и другие проекты транспортировки пресной воды с ледяных куполов Антарктиды и Гренландии. В основе одного из них лежит идея создания на ледниках атомных станций для таяния льда с последующей переправкой воды по трубопроводам.

Реклама: Задаетесь вопросом, в чем же суть оффшоров, позвоните по +38(044)498-28-79 и вам расскажут.


Меню

Оглавление